Последние новости

Грузия и Украина стремятся увеличить потенциал сотрудничества с Китаем

В последние годы Китай является главным экспортным партнером Грузии, и опережает Россию, которая в течение последних лет была бессменным лидером на этом направлении.

За прошедшие 8 месяцев экспорт из Грузии в Китай превысил показатели 1995-2015 годов, и за 5 лет вырос на 252%, за 10 – на 1860%, за 15- на 5200%.

Однако несмотря на рост экспорта, какого-либо прогресса в инвестициях, денежных перечислениях, и туризме пока не наблюдается, соответственно, Грузия использует потенциал сотрудничества со второй экономикой мира лишь на минимальном уровне.

Причиной такого быстрого роста стало вступившее 1 января 2018 года соглашение о свободной торговле между Грузией и Китаем, которое способствовало росту не столько экспорта собственно грузинских товаров, сколько реэкспорту, главным образом, из Армении.

На первом месте в структуре экспорта - не вино, не минеральные воды, не орехи, и не ферросплавы, которые производятся в Грузии и составляют основу экспортного потенциала страны – лидером по поставкам в Китай из Грузии являются медные концентраты, которые импортируются в страну из Армении, и лишь потом идут на реэкспорт в Китай.

Причиной того, что армянские медные концентраты идут на экспорт в Китай, является тот факт, что у Армении нет соглашения с Китаем о свободной торговле, а у Грузии есть, соответственно, армянских производителям этот режим дает возможность льготного проникновения на китайский рынок.

Исходя из этого, можно сказать, что собственно на экспорт из Грузии соглашении с Китаем никак не отразилось, вырос только реэкспорт.

В отличие от экспорта, который так или иначе растет, в остальных сферах сотрудничество минимальное. До 2002 года инвестиций из Китая в Грузию вообще не было, за весь период 2002-2020 годов китайский бизнес инвестировал в страны не более 651 млн. долларов. Больше всего китайские инвесторы вложили в Грузию в 2014 году, когда строили объекты для Тбилисской молодежной олимпиады.

После этого китайские инвестиции снова пошли на убыль, и по результатам 2 кварталов 2021 года из Китая в Грузию инвестировано всего 6, 4 млн. долларов.

Китай рассматривался как один из претендентов на инвестирование в проект порта Анаклиа, однако после того, как в тендере победила грузино-американская компания, китайцы потеряли интерес к этому объекту, который, в конце концов, так и не был построен.

Практически на нуле денежные переводы из Китая, которые в августе составили всего 48 000 долларов – это менее 0, 03% от общего объема переводов. На этом направлении Китай отстает даже от Бахрейна, Иордании, и Ливана.

Что касается визитеров из Китая, то в допандемийный период этот показатель хоть и был растущим, тем не менее какой-либо погоды в туристической индустрии не делал – в 2017 году Грузию посетили 18 000 китайцев, в 2018-м – 32 000, в 2019-м - 48 000.

За 8 месяцев 2021 года Грузию посетили всего 1190 граждан Китая, что почти в 5 раз меньше, чем в аналогичный период 2019 года.

При этом в зарубежные туристические поездки ежегодно выезжают 169 млн. граждан Китая, и даже если из них всего 0, 1% приедет в Грузию, то вместо 48 000 это могло бы быть 169 000.
Но не все в отношениях Грузии с КНР выражается в инвестициях и других экономических показателях. Есть иные, идеологические показатели китайской экспансии на Южном Кавказе.
В грузинской столице расположены два Института Конфуция – финансируемых Китаем культурных и языковых центров, открывающихся при университетах по всему миру. Также планируется открытие третьего подобного учреждения в Кутаиси. Один из этих институтов – тот, что функционирует при Свободном университете Тбилиси – отрицал, что идеология играет какую-либо роль в его учебной программе, но отказался от дальнейших комментариев. Посольство Китая воздерживается от комментариев. И никто пока не может назвать точное число учащихся или учившихся в КНР грузинских студентов.
Академические связи росли по мере быстрого развития деловых отношений. Товарооборот резко вырос после экономического кризиса конца 2000-х. Хотя сейчас сальдо торгового баланса складывается значительно в пользу КНР, к 2019 году Поднебесная стала для Грузии пятым по величине экспортным направлением; с момента вступления в силу в 2018 году соглашения о свободной торговле объемы грузинского экспорта увеличились более чем вдвое.
По официальным данным, с 2002 по 2020 год китайские инвесторы потратили в стране 705 миллионов долларов. Кроме того, Тбилиси привлек таких инженерных гигантов, как «СиноГидро» (Sinohydro) и «Группа 23-го бюро железной дороги Китая» (China Railway 23rd Bureau Group) для реализации ряда приоритетных транспортных проектов, таких как создание крупных автомагистралей с востока на запад Грузии, соединенных с портами Черного моря.
Пекин рассматривает Южный Кавказ «как ворота в Европу» на ряду с другим участником недавно провозглашенного проевропейского «Ассоциированного трио» Украиной. По этой причине Китай придает крайне высокое значение усилению своего влияния в Грузии и созданию критически важной инфраструктуры», говорится в опубликованном в этом году докладе Грузинского фонда стратегических и международных исследований.
«Китаю нельзя доверять, у этого государства много скрытых целей. По этой причине Грузия должна быть осторожна в отношениях с КНР», – говорится в этом докладе под авторством китаеведа Гванцы Чачанидзе.
По словам эксперта, Тбилиси осознает, что отношение Пекина к изучающим китайский не является чисто альтруистическим.
Однако грузинские власти также понимают, что им нужны специалисты, т.к. торговля с Китаем растет, и Тбилиси также рассматривает инвестиционные предложения в рамках инициативы «Один пояс, один путь». Но лишь немногие в Грузии понимают Китай или разбираются в проводимой им внешней политике.
Некоторые учившиеся в Китае грузины отрицают утверждения, что им, возможно, «промыли мозги» или «сбили с пути истинного» каким-либо иным образом.
Конечно, в такой развивающейся стране, как Грузия, дополнительные возможности получить образование весьма приветствуются. Но иногда Пекин действует более прямолинейно.
Приветствуются такие возможности получить образование и в Украине.
Хотя Китай является крупным торговым партнером Украины, он не готов идти на риски и развивать экономические проекты без соблюдения особых условий.
В оценках экспертов и политиков отмечается, что Китай не готов брать на себя риски от заключения экономических соглашений с Украиной, прибегает лишь к тактическим инвестициям и не берется развивать свои проекты в Украине без создания для них специальных комфортных условий.
Китай, как растущая сверхдержава, влияет на все экономики мира. Однако Украина не попала в его орбиту, как это случилось с некоторыми другими восточноевропейскими странами. Хотя в течение последних семи лет Китай нарастил значительный объем торговли с Украиной, приобрел относительно крупные активы в сфере энергетики и сельского хозяйства, а также пытался приобрести предприятие по строительству авиационных двигателей. Но в то же время отмечаются такие риски в Украине, как непрозрачность и вмешательство государства
Китай экспортирует в Украину львиную долю высокотехнологичных товаров, а импортирует в основном промышленное и продовольственное сырье. При этом уровень прямых китайских инвестиций в украинскую экономику на начало 2021 года оставался незначительным и составил всего 107 миллионов долларов. Немало проектов и сделок так и не были реализованы, вероятно из-за требований предоставления китайской стороне специальных условий. Например, льгот в обход законодательства о государственных закупках.
Но самым большим вызовом для экономических отношений Украины с Китаем остается предпочтение политической целесообразности над экономической выгодой, отмечают влиятельные эксперты и политики в Европе. Страны с большей прозрачностью принятия решений и мощной демократией лучше строят свою экономику. Вместе с тем они утверждают, что украинцы верят в свободное предпринимательство. И видят, что чрезмерное государственное вмешательство является угрозой для экономического роста.
Поддержка официальным Пекином китайского бизнеса импонирует украинскому правительству, а заинтересованность китайских компаний принять участие в проектах, направленных на европейскую интеграцию Украины, соответствует украинским национальным интересам. В Киеве утверждают, что рассматривать Украину как отдельный рынок, Китаю как геополитическому игроку не очень интересно. Ему интересно смотреть на Украину как на часть европейского пространства. Поэтому, отмечают в украинском правительстве, за последние полтора года были пересмотрели приоритеты экономического сотрудничества с Китаем.
Как заявил советник представительства Евросоюза в Украине и экс-замминистра инфраструктуры по европейской интеграции Виктор Довгань, сотрудничество с Китаем может быть полезным, если учесть опыт преодоления коррупционных рисков в сделках с китайскими инвесторами в прошлые годы.
ЭКОНОМИКА
Made on
Tilda