Последние новости

Великий Туран не за горами?

Последняя встреча в Сочи президентов России и Турции оставила больше вопросов, чем ожидалось. А некоторые эксперты и вовсе ее назвали безрезультатной.
Вместе с тем признается, что руководство Турции делает серьезные успехи. Помимо общеэкономических задач оно довольно успешно решает задачу превращения страны в одного из ключевых игроков на рынке энергоносителей. За последнее десятилетие Турция превратилась в крупнейший газовый хаб. По ее территории проходят несколько крупнейших газопроводов – TANAP (мощность 16 млрд м³ в год), «Турецкий поток» (31,5 млрд м³), «Голубой поток» (16/17 млрд м³ с возможностью увеличения до 32 млрд м³), «Балканский поток» (часть «Турецкого потока» с мощностью 15,8 млрд м³). При этом TANAP приобретает исключительное значение. После успешной поддержки Азербайджана в карабахской войне с Арменией Турция фактически обеспечила себе исключительные условия и, возможно, исключительную цену на азербайджанский газ, что может повлечь за собой пересмотр цены и на российский газ. Турецкие кампании, перепродающие российский и азербайджанский газ, тесно связаны с правительством и, следовательно, с поддержкой идей, им проводимых. Следующим внешнеполитическим шагом может быть строительство газопровода из Туркмении с подключением его к TANAP на территории Азербайджана. А это означает автоматическое попадание нового газопровода под контроль Анкары, которая становится уже не газовым хабом, а транзитной газовой сверхдержавой, затягивающей Туркменистан через Азербайджан, значительно контролируемый Турцией, в политику неоосманизма, получающую в этом случае могучую финансовую подпитку. Получив таким образом контроль над газовыми потоками двух стран, со значительными запасами газа, Анкара будет иметь возможность участвовать в формировании мировых цен на этот энергоноситель. Кроме того, Турция может выступить в роли гаранта для нового газопровода с учетом того, что его строительство не вызовет восторга ни у Ирана, ни у России.
Для подавляющего числа экспертов очевидно, что Турция уже видит себя первой исламской супердержавой. Тут и встает весьма интересный и важный вопрос: какова вероятность в перспективе воссоздания Великий Туран? Размышляя о такой возможности и давая позитивный или негативный ответ, многие аналитики ошибочно говорят и имеют в виду именно военно-политический союз между странами, тогда как основной упор будет сделан на духовно-нравственные императивы. Исламский мир в значительно большей степени монолитен и един в своих поведенческих компонентах, чем, например, мир христианский. Создание же единого духовно-нравственного пространства, например с центральноазиатской пятеркой ( Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан и Туркменистан), выдавливание из региона России в дальнейшем открывает большие возможности для неоосманистов в экономической сфере, где в будущем можно серьезно потеснить и Китай, а в идеале вовсе вытеснить его из региона. Этим планам окажет косвенную поддержку вывод войск США и союзников из Афганистана. Открывается возможность, пока призрачная, но все же, при содействии англосаксонского мира столкнуть лбами Китай и Афганистан, да и проблемы в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) играют на руку таким перспективам, куда будут стремиться проникать радикальные исламисты.
Важно обратить внимание на тот факт, что население Турции составляет около 84 млн человек, совокупное население Центральной Азии, по данным ООН, чуть больше 74 млн, из них на Узбекистан приходится примерно 45%, Казахстан – 25%, Таджикистан – 13%, Киргизию и Туркменистан – по 8,5%. Вместе с этим в Центральноазиатском регионе отмечается устойчивый рост населения, по данным социологов, сегодня это около 1 млн человек в год. В среднем на одну женщину в ЦА приходится три ребенка, и коэффициент растет. Таким образом, в конечном счете речь идет о рынке, сопоставимом по объему с внутренним рынком самой Турции и ½ рынка России. Необходимо принять во внимание, что регион остается одним из самых молодых, где средний возраст населения 27,6 года.
В пользу теории о завоевании в исламском мире «мирового господства» через занятие духовно-нравственных высот говорят и множественные факты. Турция ясно позиционирует себя как защитника всех обижаемых в исламском мире. Из недавних событий это поддержка Азербайджана в азербайджано-армянском конфликте, заявления президента Турции по Иерусалиму, по палестино-израильскому противостоянию, негативные слова, обращенные в адрес правительства Австрии, попытки участвовать в таджикско-киргизском столкновении.
Особое внимание следует обратить на строительство турецких школ в республиках центральноазиатской пятерки на фоне сокращения как русских школ, так и числа носителей русского языка, способных профессионально ему обучать. Работа с детьми и молодежью рассчитана на долгий срок, но именно она в будущем принесет ощутимые результаты. Подминая под себя страну за страной в исламском мире, Анкара создает условия для укрепления влияния Турции и в Европе, через исламские сообщества в ЕС.
Серьезное усиление исламского мира – не такая уж мифическая возможность. Нельзя не отметить, что сами идеи пантюркизма позитивнее просто исламизации, однако в текущем исполнении за ними очень отчетливо виден неоосманизм, а это уже совсем другая история. Гипотетически в случае успешного «освоения» Центральной Азии взоры неоосманистов неизбежно будут обращены в сторону России. Логика процесса подсказывает, что оттеснение, а после вытеснение пророссийских мусульманских духовных лидеров с первых ролей обязательно последует, а это уже будет представлять угрозу фундаментальным основам России. Не останутся без внимания и ее немусульманские соседи.
Понятно, что сами республики Центральной Азии не горят желанием войти в новое государственное образование, особенно если оно направлено против кого-то, но вот затягивание их на первом этапе в духовно-нравственную конфедерацию не выглядит столь утопичным, принимая во внимание и тот факт, что для республик этого региона актуальна тема транзита власти. Многие представители правящей элиты предпочли бы установление неомонархических режимов, а такую возможность им могут обеспечить не так уж много мировых игроков. Турция входит в этот круг.
В современном мире страны с населением менее 250–300 млн (Россия относительное исключение в силу ядерного статуса) всегда будут находиться под диктатом более сильных игроков, выполняя их волю или же становясь изгоем. Они не имеют возможности проведения успешной социальной, экономической, технологической, научной модернизации, не имеют возможности проведения самостоятельной внешней и внутренней политики именно в силу своей малочисленности. К сожалению, ни одна постсоветская республика за 30 лет независимости не может похвастаться значимыми успехами, несмотря на то что их географическое положение и стартовые возможности были много лучше, чем у ряда республик Центральной Азии. С учетом вышесказанного республики ЦА, с одной стороны, будут вынуждены искать путь к решению этой сложной задачи, что без создания глубокого интеграционного союза с более крупным игроком невозможно, с другой стороны, как для России, так и для Турции эти страны представляют определенный интерес именно в силу тех же самых причин. А вот с кем будет комфортнее этим республикам, решать им самим. Но может оказаться так, что сладкие обещания Анкары лучше, чем указы и назидания Москвы. В то же время ведущие политологи, ученые Центральноазиатского региона уже сегодня предупреждают об опасности увлечения мифологемами о Великом Туране, слишком уводящими в сторону от решения насущных проблем тюркских стран.
Определенно руками Турции англосаксонский мир будет стараться использовать республики Центральной Азии прежде всего против России и Китая, но и Турция постарается повернуть сложившуюся геополитическую ситуацию в свою пользу. Самим же республикам ЦА немаловажно учитывать, что любой проект, за которым стоит англосаксонский мир, конечен. И к этому надо быть готовым уже сегодня.
ЭКОНОМИКА
Made on
Tilda