Культура

Взаимопроникновение культур. Века совместного соседства

Инфильтрация польской и белорусской культур - важная составляющая формирования отдельных национальных идентичностей.

● Собственная культура - ключевой элемент создания государства.
● Польская и белорусская национальные идентичности формировались в зоне влияния цивилизаций Востока и Запада, создавая новые культурные этносы.
● Годы существования без собственной государственности, объединительная политика российских властей оказали большое влияние на формирование национального самосознания поляков и белорусов, но не устранили чувство национальной идентичности.
● Период коммунизма и сталинских репрессий Второй мировой войны - это общий, только открытый опыт. Куропаты, Катынь это символы и не залеченные раны, которые польское и белорусское общества будут носить еще долго.


Вступление
              В современной Польше трудно воспринимается правда о том, что на востоке находится Беларусь, а белорусы, не русские, веками были соседями с поляками.
              Белорусская и польская культуры пронизывали веками, но память об этом была стерта в результате неблагоприятного сочетания исторических событий. Хотя Беларусь во многих отношениях близка к полякам, разделение границы с Ригой в 1921 году, а затем установление ялтинского порядка в Центральной и Восточной Европе и демаркация новых границ между Польшей и СССР снизили интенсивность прямых взаимных контактов. И да, поляки много знают о русской культуре и литературе, но еще слишком мало о белорусской, несмотря на ее большую открытость после распада СССР. Полякам трудно понять трюизм о том, что на востоке мы граничим не с русским народом, а с белорусским и украинским народами, которые создали свою прекрасную и обособленную культуру и литературу.
              К счастью, в течение некоторого времени в Польше были инициативы, поддерживающие распространение взаимных знаний о соседях, финансируемые из государственных средств и из бюджетов неправительственных организаций. Субсидируется издательская, образовательная и научная деятельность. В Польше есть обучение на белорусском языке, есть отделения белорусов в крупных польских вузах. Молодые люди из Беларуси, особенно те, чьи возможности обучения ограничены по политическим причинам, могут рассчитывать на стипендиальную поддержку. Успешно работает уже много лет стипендиальная программа Константина Калиновского.
              Все более частые визиты белорусов в Польшу вызывают в польском обществе любопытство по поводу специфики ее восточного соседа. Нельзя игнорировать интерес к Польше со стороны белорусов, особенно молодого поколения. Однако долгие годы пренебрежения в сфере двусторонних отношений будут иметь негативное влияние ещё на многие годы. Текущая политическая ситуация в Беларуси не способствует интенсификации контактов. Однако в культуре, в отличие от политики, есть свое очарование, независимо от того, кто сейчас руководит Минском или Варшавой. Политики приходят и уходят, а общества остаются.
              И вот недавно, благодаря поддержке польских культурных учреждений, была издана интересная антология белорусской поэзии «Я не склонил голову перед властью» под редакцией Леонида Борщевского и Адама Поморского. Выбор авторов и их работ не случаен. В публикации на конкретных примерах показано, как польская и белорусская культуры взаимопроникали на протяжении веков, вдохновляя как белорусских, так и польских художников. Также можно заметить удивительный феномен, как одного человека, который писал на разных языках и сделал большое вложение в польскую и белорусскую культуры, считают польским и белорусским писателем .
              Двуязычное издание представляет польскому читателю подборку белорусских стихов, написанных с XV по XX век. Интересно, что в издание входили авторы, которые писали  на другом языке, а считались белорусскими .
              В антологии есть стихи, написанные на латинском, старобелорусском, белорусском, а также на польском языках, что дает представление о том, каким интересным местом была  историческая Беларусь. Именно здесь встретились влияния Востока и Запада, православной церкви, католицизма, латинской и кириллической культуры - это оставило свой след в литературе.
              В то же время, читая антологию, можно сделать вывод, что часто незаконно называть произведения польской литературы произведениями многих писателей, пишущих на польском языке. На наших глазах разворачивается миф - убеждение в исторической преемственности современной Польши с Республикой Польша. Похоже, что после краха этой государственной структуры на ее руинах возникли государства, которые могли бы на равных признать свое происхождение от Первой Польской республики. Безусловно, это будут Польша, Литва, Беларусь, Украина и отчасти Латвия.
              Несомненно, поляки сыграли особую роль в формировании традиций белорусской литературы. Книга, которая помимо текстов состоит из обширных биографических заметок, не только дает представление об истории белорусской литературы, но и позволяет иначе взглянуть на польскую литературу - увидеть белорусскую традицию в творчестве писателей, которые привыкли входить в одну национальную традицию.
              Благодаря антологии мы можем увидеть влияние униатских ритуалов в творчестве Мицкевича и вдохновения поляков в Нарушевиче; обнаружить следы белорусского барокко в польских произведениях Баки и Князьнина - и в то же время заметить влияние, которое польская культура оказывала на величайших белорусских поэтов .Среди них был Янек Купала, который написал свои первые стихи ... на польском языке.

Истоки влияния культур
              Русские княжества, входившие в состав Великого княжества Литовского, вошли в состав федерации Речи Посполитой в результате Люблинской унии 1569 года. Это управляемое государством государство давало своим гражданам (выходцам из благородного государства) более или менее равные права, включая избрание короля, представителей в Сейм и судей, как это подтверждено в конституции Nihil novi 1505 года.
              Одним из официальных языков Великого княжества Литовского, помимо латыни и польского, был старобелорусский.
              Через белорусских авторов латинская и польская литература достигла границ Московского государства. Таким примером был Симеон Полоцкий, самый выдающийся восточнославянский поэт XVII века. Он родился в Полоцке в 1629 году, учился в Могилянском училище в Киеве, а затем в Вильнюсской академии. В этот период Симеон писал стихи на польском и латинском языках. Вскоре, в 1656 году, он поселился в Полоцке, где принял постриг в монастырь. Здесь, за восемь лет своего пребывания, он собрал вокруг себя группу поэтов, создав так называемую Полоцкую школу белорусского барокко (на белорусском и церковнославянском языках). После оккупации Полоцка польской армией в 1664 году писатель переехал в Москву.
               Полоцкий выступал за введение латыни в российское образование (что вызвало возмущение церковных традиционалистов) и продвигал образцы поэзии школы барокко из Могилянской академии с ее специфическими жанрами (такими как ,например, школьная драма) и польско-украинской конвенцией слогового стихосложения. По мнению некоторых авторов, польско-латинская конвенция Симеона, де-факто, навязывалась русской поэзии вплоть до реформы Михаила Ломоносова во второй четверти XVIII века.
              К сожалению, во время оккупации земель Великого княжества Литовского московским царем Алексеем в 1554–1667 годах, имели место массовые убийства, похищения и депортации. Можно даже говорить о депопуляции элиты, а образовавшийся демографический разрыв был ликвидирован только через 100 лет.
              В таких условиях белорусский язык утратил статус официального, но продолжал служить литургическим языком в греко-католической и православной церкви (рядом со старославянским языком). Греко-католическая церковь до конца XVIII века имела наибольшее количество приходов среди всех церквей, действующих в этих регионах.


Период Российской Империи
              Падение Польского Королевства ударило не только по возможностям развития польской культуры, возможно, даже больше - по белорусской и украинской культурам. После присоединения униатской церкви к православной Царским указом 1839 года белорусский язык был исключен из богослужения.
              Тем не менее, в XIX веке ,белорусская культура и литература сумели развиваться. Это стало возможным также благодаря поддержке польских сторонников независимости, которые видели зарождающуюся общность интересов в борьбе за национальные интересы поляков и белорусов против гнета царской администрации. Известны примеры совместной борьбы поляков и белорусов в антицарских восстаниях 1830 и 1863 годов.
              С другой стороны, менее известен факт создания литературных и культурных журналов на польском и белорусском языках зачастую одними и теми же людьми.
              Викентий Дунин-Марцинкевич, которого считают отцом современной белорусской литературы, также писал на обоих языках. Его ранние произведения написаны на польском языке. В некоторых произведениях языки переплетаются, например, в польско-белорусском либретто «Идиллия», которое вдохновило Станислава Монюшко на написание оперы «Идиллия», премьера которой состоялась в Минске в 1852 году.
              Одним из важнейших вдохновителей восстания в сегодняшней Беларуси и одновременно важной фигурой в белорусской литературе был Кастусь Калиновский. Он оказал большое влияние на процесс формирования белорусской национальной идентичности. Уроженец Подлясья, был одним из радикальных лидеров восстания. В 1861 году Калиновский основал газету «Mужицкая правда», которая издавалась на белорусском языке. Он убеждал крестьян восстать против царской власти. В период заключения написал на белорусском языке «Письма из-под виселицы». Кастусь Калиновский был повешен в марте 1864 года в Вильнюсе. На виселице, прочитав приговор, в котором он назван дворянином, он якобы воскликнул: «В Беларуси нет дворян, все мы равны». 
Январское восстание значительно ухудшило положение белорусского языка. Российские власти запретили его использование в полиграфии и с тех пор белорусские эстампы публиковались почти исключительно за рубежом (часто на латинице) - в Женеве, Лондоне, Кракове, Львове и Познани.
Именно в Кракове на рубеже 1880-1890-х годов появились произведения крупнейших белорусских писателей: рассказы Янки Лучины (Иван Неслуховский), фольклорный сборник Адама Гуриновича или белорусский сборник Франциска Богушевича.
Как отмечает польский историк идей, журналист Богдан Цивиньски, разделяет некоторые черты этих творцов. Прежде всего, интерес к фольклору, понимаемому не как эстетическое явление (как в случае с его предшественниками), а как плод общественного сознания, сформированный тяжелым жизненным опытом. Во-вторых, трехъязычность (польский, белорусский и русский), которая сопровождается радикальным решением говорить на родном языке даже за счет сокращения аудитории. В-третьих, этих писателей связывает их польское происхождение или, по крайней мере, сильная полонизация.
Среди них важнейшую роль в истории белорусской литературы сыграл Франциск Богушевич. Он был участником Январского восстания, затем работал в судебной системе Украины и России. После амнистии 1883 года он переехал в Вильнюс, где самоотверженно действовал в различных общественных делах, заработав тем самым себе имя «защитника белорусского народа». Издав в Кракове в 1891 году том «Дудка Беларусская» под псевдонимом Мацей Бурачок, он стал отцом всей современной белорусской поэзии. Предисловие к этому сборнику считается манифестом белорусской национальной идентичности.
Белорусская газета «Наша Нива», основанная в 1905 году в Вильнюсе, выходила всего 10 лет, но освещала всю эпоху белорусской культуры. В его редакционный коллектив в разное время входили почти все выдающиеся творцы белорусской культуры того времени: активисты Иван и Антон Луцкевичи, Вацлав Ивановский, поэты Янка Купала и Якуб Колас, писатель Алоиза Пашкевич (Тётка) и Вацлав Ластовский, впоследствии ставший премьер-министром Республики Беларусь.
Белорусский язык и белорусская литература привлекали также авторов из еврейской общины. Здесь стоит упомянуть о силе «Нашей Нивы» и продвигаемой ею формуле современной белорусской идентичности свидетельствует фигура Змитрока Бядули (1886-1941). Родившийся как Шмуэл Плавник в семье арендатора-еврея из Вилейской губернии, он начал в 13 лет со стихов, написанных на иврите, затем писал на русском, и, наконец, под влиянием «Нашей Нивы», очарованный стихами Купала, начал писать на белорусском. Большой вклад в область прозы написав импрессионистические рассказы внёс Бядуля.
Польская культура продолжала оставаться важным контекстом для зарождающейся белорусской идентичности. Янка Купала, родившийся в 1882 году, самый выдающийся белорусский поэт ХХ века, дебютировал в 1905 году со стихами, написанными на польском языке. Он перешел на белорусский язык под влиянием чтения книг Богушевича и Дунина-Марцинкевича.
По словам Леонида Борщевского, в своих белорусских стихотворениях Купала начал сочетать традиции польской поэзии XIX века (Мицкевич, Словацкий, Ленартович, и прежде всего Сырокомля и Конопницкая) с фольклорными, балладно-неославянскими увлечениями русских символистов. Богдан Цивиньский добавляет, что чтение «Курган» 1913 года находится в русле всеобщего размышления европейских неоромантистов.

Период коррозии в БСРС.
              Окончание Первой мировой войны, в результате которого Польша вновь обрела независимость, для Беларуси означало крах ее национальных стремлений, окончательно закрепленных Рижским мирным договором 1921 года. В соответствии с ним территория страны была разделена между двумя совершенно разными государствами: Вторая Польская Республика и Белорусская Советская Социалистическая Республика.
              В начале 1920-х годов новое коммунистическое государство, со столицей в Минске, было соблазнено возможностью развития и работы на благо своего народа, что было затруднено во Второй Польской республике.
              Творцы культуры и активисты движения за независимость постепенно возвращались в Минск. В 1923 году семьи Максима Горецкого и Аркадия Смолича приехали из Вильнюса. Позже в 1927 году, веря в пропагандистские обещания коммунизма, один из самых выдающихся борцов за независимость (в 1919-1923 годах премьер-министр непризнанной БРЛ) Вацлав Ластовский переехал в Советскую Беларусь, а в 1930 году Владимир Жилка сделал то же самое (хотя последний не питал иллюзий относительно природы Советского государства).



Конец эксперимента национальных политиков в СССР. Время сталинских репрессий
              Судебный процесс по делу о несуществующем «Союзе освобождения Беларуси» стал ключевым опытом целого поколения белорусских писателей, решивших строить Советскую Беларусь. В 1930 году было арестовано 108 человек, обвиненных в принадлежности к Союзу и в желании отделить восточную часть Беларуси от СССР. Среди задержанных были Вацлав Ластовский, Александр Цвикевич, Иосиф Лесик, Аркадий Смолич, Ян Середа, Антон Балицкий, Дмитрий Жилунович, Всеволод Игнатовский, Александр Адамович, Янка Купала и Якуб Коляс. В 1931 г. основные обвиняемые были приговорены к 10 годам исправительно-трудового лагеря.
              Однако, на самом деле, все это не закончилось до 1937 года, когда ОГПУ провело очередную чистку, в результате которой, в ночь с 29 на 30 октября, были убиты несколько десятков белорусских интеллектуалов, в том числе многие поэты. Умерли тогда, среди прочих, Алесь Дударь, Анатолий Вольный, Михась Чарот, Моисей Кульбак, Валерий Маряков.
              В 1937 году Вацлав Ластовский был арестован как «агент польской разведки». Расстрелян большевистскими палачами в 1938 году. В Советской Беларуси, как напоминает Лев Барщевский, до 1986 года его имя было запрещено упоминать в каких-либо публикациях. Именно из его стихотворения было взято название антологии «Я не склонился перед властью».
              Как утверждает Лев Барщевский, в 1938 году пережили в дикой природе или в «золотой клетке» сталинского режима около 10 белорусских поэтов (среди них Янка Купала, Якуб Колас и Аркадий Кулешов). Союз членов советских писателей был создан в 1934 году.
              Купала, который также был причастен к делу о несуществующем «Союзе освобождения Беларуси», в 1930 году предпринял попытку самоубийства в результате преследований. Он жил и писал более 10 лет. Погиб в Москве в результате несчастного случая (?) В 1941 году при неизвестных обстоятельствах.


Белорусская культура во Второй Польской республике.
              Положение белорусских писателей в междувоенной Польше, хотя и лучше, чем в СССР, было отнюдь не радужным. У белорусов было свое представительство в Сейме, но после майского переворота ставка стала ужесточаться ...
              Службы СССР, создавая фиктивные государства в виде республик БССР и УССР, использовали их для воздействия на антипольские настроения в активной белорусской и украинской общинах. Польское государство, не имея представления о политике в отношении меньшинств, опасаясь влияния коммунистов, отреагировало репрессиями на реальные и предполагаемые проявления сотрудничества с СССР.
              В 1928 году, после суда над Белорусской крестьянско-рабочей громадой, Бронислав Тарашкевич, автор первой «белорусской грамматики для школ» и все еще используемой белорусской орфографии (так называемая Тарашкиевица), был отправлен в тюрьму за коммунистическую деятельность. Находясь в тюрьме, он перевел на белорусский язык отрывки из «Илиады» Гомера и всего «Пана Тадеуша». В 1931 году его снова арестовали, а в 1932 году приговорили к восьми годам лишения свободы. В 1933 году он согласился выехать в БССР, где в 1938 году был расстрелян в рамках сталинских чисток.
              Максим Танк, поэт и коммунистический активист (урожденный Евгений Скурко),  родился в Пилковщине Вилейской губернии, также был несколько раз арестован и заключен в тюрьму в Польше. В Вильнюсе он редактировал белорусскую колонку в журнале «Poprostu» (1935-1936 гг.) - тогда ему были близки переживания польского поэтического авангарда.
              Тюрьма была частой темой в биографиях белорусских писателей, живших во Второй Речи Посполитой. К нему обращались коммунистические радикалы, такие как автор футуристического тома «Белорусь» Леопольд Родзевич, Алесь Сологуб автор сборника «тюремной лирики» под названием "Лукишки" (название тюрьмы в Вильнюсе). Другие поэты-политические заключенные - Филипп Пестрак и Николай Засим.
              Также вокруг клуба «Прометей» собралась группа белорусских национальных активистов и писателей. Эта среда собрала политиков, деятелей культуры, военных, в основном из структур БНР, УНР, Грузии, Азербайджана, Татарстана, Крыма, оспаривающих политику СССР. Клуб «Прометей» пользовался поддержкой государства Польши, хотя и не играл большой роли в формировании политики союзных республик.
              Сергей Пясецкий был также польским белорусским писателем. Участвовал в боях за независимость Беларуси на стороне Белорусской Народной Республики. Он сотрудничал с войсками генерала Балаховича в союзе с Польской армией в борьбе против большевиков. Его отправили в польскую тюрьму, где он выучил польский язык и опубликовал первую книгу, которая сразу же имела успех во Второй Польской республике. Как известный антикоммунист, ему пришлось эмигрировать на запад.

Польско-белорусские отношения после Второй мировой войны
              Советские власти в Польше пытались распространять достижения русской культуры и литературы.
              Беларусь, как и Польша, входили в состав империи СССР. Культурные контакты по самой своей природе характеризовались фасадом. Они прошли в рамках существующих организаций, такие как: Союз писателей, журналистов, художников и музыкантов. С другой стороны, на Западе были политики, деятели культуры и писатели, которые, не соглашаясь с постялтинским порядком, пытались наладить отношения между различными кругами народов центрально-восточной Европы, находившихся в изгнании.
               Здесь заслуживает внимания группа, сотрудничающая с ежемесячным парижским изданием - «Культура». Ежи Гедройц и Юлиуш Мерошевский, предвидя распад СССР, сформулировали программу сотрудничества между народами центрально-восточной Европы. Программа была направленная на погашение существующих споров по поводу исторического фона, границ, а также для взаимовыгодного сотрудничества.
              Белорусы, связанные с эмигрантским правительством БНР, а также бывшие военные участники борьбы за независимую Беларусь (без коммунистов из Белорусской освободительной армии), печатались в парижской «Культуре». Например, Михаил Витушко или Радослав Островский.
              Достижения парижского издания «Культура» для сегодняшней Беларуси пока малоизвестны.
              Дух советской политики до сих пор не позволяет полностью реконструировать реакцию польских белорусов.


После распада СССР
              Период оживленных политических и культурных контактов между независимой Беларусью и Польшей, начался в 1991–1994 году. Хотя в то время обе страны пережили многогранный кризис, вызванный системной трансформацией, они выразили стремление к более глубокому сотрудничеству.
              Вступление Польши в ЕС и НАТО позволили Польше выступить с различными инициативами, посвященными странам Восточной Европы, что дало возможность использовать структурную поддержку ЕС, а также различные формы финансовой поддержки.
              К сожалению, сотрудничество на государственном уровне в настоящее время не выглядит хорошо. Однако, мы удовлетворены множеством инициатив снизу вверх, демонстрирующих огромный потенциал для развития двусторонних отношений между Польшей и Беларусью на многих уровнях. Участвуя в таких инициативах, как Восточное партнерство, Триморье не забывает о своих соседях. Они стараются поддерживать добрососедские отношения до тех пор, пока это не противоречит основам прав и свобод, которые есть фундаментальными для польского государства.

Made on
Tilda